есть ли имя алена


ОТКУДА В ОДЕЖДЕ ЛАНДСКНЕХТОВ ВЗЯЛАСЬ МОДА НОСИТЬ НАТЕЛЬНЫЕ КАМИЗЫ С ДЛИННЫМИ РУКАВАМИ – “ФОНАРИКАМИ” В МНОГОЧИСЛЕННЫХ ПРОРЕЗЯХ И ДЛЯ ЧЕГО ОГРОМНЫЕ ГУЛЬФИКИ (БРАГЕТА) В ПАХУ?

Происхождение моды с разрезами трудно проследить, на этот счет имеются несколько различных мнений. Предполагаю, что ландскнехты переняли окарикатуренную моду швейцарских райслойферов. Действительно, в Гельветской конфедерации отмечено использование ярких тканей для пошива одежды. Однако разрезы на одежде появились спустя десять лет после того, как слава швейцарцев достигла своего апогея. Швейцарцы захватили большое количество дорогих тканей в Бургундии, распределив ее между солдатами. Ношение костюма, пошитого из не по статусу дорогой ткани, очевидно свидетельствовало о том, что владелец этих одеяний участвовал в знаменитых битвах при Грансоне и Мюртене. Вскоре этот фасон начали копировать гражданские лица, которые могли себе это позволить.

После 1477 года конфедераты и ландскнехты часто сражались рука об руку, пока в конце столетия политика не превратила их в непримиримых врагов. В этот период, несомненно, они перенимали друг у друга особенности моды. С 1505 года происходило неуклонное усложнение покроя. Популярностью пользовались ткани желтого, красного, голубого, синего, зеленого, розового, серого, белого и черного цветов. Около 1477 года рейтузы обязательно были mi-partie, то есть штанины кроились из ткани различного цвета. К 1505 году штанины начали делать из узких контрастирующих полос. Несмотря на пестроту, в костюме, как правило, было два-три основных цвета.

Однако, настоящие разрезы начали появляться только с началом итальянских войн. Несомненно, эта солдатская мода возникла под влиянием моды, распространенной среди североитальянской знати. В Италии подобная мода прослеживается до 1480 года, тогда как в Германии и Гельветской конфедерации она появляется не ранее 1500 года. Несомненно, разрезы делали одежду менее сковывающей движения, поскольку основной покрой был облегающим. Благодаря разрезам человек крупного телосложения мог надеть костюм, пошитый на менее рослого человека. Наконец, солдаты часто получали скользящие удары. После нескольких стычек и одного-двух крупных сражений любой костюм мог превратиться в лоскутья. Иллюстратор Урс Граф создал великолепные портреты наемников до и после кампании. Использование разрезов на одежде требовало использования соответствующей ткани, которая не трепалась бы. На эту роль лучше всего подходило качественное валяное сукно. Таким образом, сукно было тканью наружной отделки, тогда как на подкладку пускали цветную льняную, шелковую или парчовую ткань.

Независимо от того, как появилась пышная мода ландскнехтов, она, несомненно, служила укреплению полкового духа. Когда один из дворян спросил императора Максимилиана, почему тот позволяет солдатам низкого происхождения носить дорогую одежду, тогда как те же простолюдины не служащие в армии обязаны подчиняться строгим законам, запрещающим роскошь не по статусу, император ответил: Оставьте их. Их судьба настолько ужасна, что не завидуйте их возможности получить небольшое утешение. После поражения крестьянских войн в 1530 году в Вормсе были приняты строгие законы, предписывающие каждому сословию свой стиль одежды. Рыцари, знать и князья ограничивались тем количеством золота и серебра, которое они могли позволить себе нашить на бархатную или шелковую одежду. Регламентировалась и цена золотой цепи, которую человек мог носить на шее. Например, граф не имел права надевать цепь ценой более 500 гульденов, а также отделывать свою одежду собольим мехом. Но эти же законы снимали всякие ограничения с одежды ландскнехтов.

Нет птицы более красочной, написал крупнейший ученый эпохи Возрождения Эразм Роттердамский (1469 1536) в одном из своих коллоквиумов 1523 г., отмечая яркие костюмы ландскнехтов и эффектные перья, которые они носили на шляпах. Как и швейцарские наемники, ландскнехты обычно украшали головные уборы страусовыми перьями, которые иногда заменяли павлиньими. Но это случалось редко. Чаще к страусовым перьям добавлялось одно павлинье перо.

Как и швейцарцы, немцы ходили в плечевой одежде с большим количеством прорезей и пышными рукавами. Их шоссы были тоже декорированы прорезными узорами и имели брагету (мешочек для гениталий) увеличенного размера. По некоторым данным, ландскнехты часто набивали брагету ватой для создания объема и для смягчения удара. Гульфики украшались все обильнее и делались все более крупными. Вскоре они стали настолько большими, что в них начали хранить кошельки и другие личные вещи. В 1555 году епископ Мускулюс Франкфуртский отмечал, что наши молодые друзья набивают свои гульфики до такой степени, что дьявол сидит на них и вертит головой во все стороны. Это неприятно и дает дурной пример, а также служит соблазном и искушением для глупых и невинных молодых девушек.

Для наемника, не имевшего ни кола, ни двора, не успевшего обзавестись женой и детьми, странствующего по миру без всякой привязанности и долгосрочных целей, костюм, видимо, был одной из самых больших радостей, своего рода утешением, предметом соперничества с товарищами, визитной карточкой для нанимателя. Не зря же, по некоторым данным, ландскнехты тратили на одежду почти все свое жалование.

Начиная с XII XIII вв. в Италии, Франции, Испании, Германии, Швейцарии были приняты так называемые сумптуарные законы (законы против роскоши), которые регламентировали одежду сословий. Ландскнехты своей манерой одеваться открыто нарушали эти нормы. Эффектные дорогие костюмы наемников, которые в большинстве своем происходили из крестьян, составляли контраст с одеждой дворянства и богатых горожан, ориентированной на строгий корпоративный дресс-код. Ношение их воспринималось как вызов, поскольку это не соответствовало социальному статусу ландскнехтов. А брагеты в форме большого пениса, в которых церковь видела дурной глаз, приводили духовенство в ужас.

Формулировка предоставить ландскнехтам право одеваться так, как они того пожелают довольно расплывчата. Но скорее всего, речь шла о разрешении носить вычурные дорогие костюмы, а не о снятии запретов, связанных с нормами морали в одежде. Появляться в общественных местах в рваной одежде, из дыр в которой видно нижнее белье, а также в разделенных шоссах и шоссах с декоративными прорезями на голое тело, вряд ли ландскнехтам было позволено. Однако, как мне кажется, они и в этом плане имели послабление, пусть и негласное. Полученное ландскнехтами разрешение одеваться по их усмотрению отчасти сняло с художников запрет показывать их в той одежде, ношение которой обычно считалось предосудительным. В результате у немецких художников, в отличие от швейцарских, было больше свободы в изображении ландскнехтов при исполнении их служебных обязанностей, например, по сопровождению (бегом) и охране важной персоны на коне, а также в условиях лагерной жизни, в бою, когда они надевали шоссы с прорезями на голое тело, а составные шоссы носили разделенными.